Фарраш - смиренный слуга истории (faridunn) wrote in karlshtein_zg,
Фарраш - смиренный слуга истории
faridunn
karlshtein_zg

Квэнта. Брат Альбрехт.

 Брат Альбрехт. Кармелит.

многа букафф о брате Альбрехте

Ну вот чего ты всё заладил - где родился, где родился? Где родился, там меня уже нет. Ну ладно, так и быть, скажу. Родина моя - прекрасная Швабия, предгорья Шварцвальда, где ещё древние римляне мутузили моих предков, а те, не будь дураками, отвечали им взаимностью. Те времена давно прошли, как и времена свободного герцогства Швабия, ныне - это часть Баварии и Австрии. Чего же моей стране позарез не хватало, так это мира. Да, помнится, за пару лет до моего рождения император Вацлав пытался ввести всеобщий земский мир. Ещё пару лет понадобилось, чтобы родился я и чтобы до всех герцогов с графьями дошёл смысл того, что хотел сказать император, ещё пару-тройку лет они обдумывали каково это, после чего им не понравилось и все вернулись к привычному времяпрепровождению, то бишь жечь, убивать и грабить. Нет, что ты, я не жалуюсь, война подарила мне увлекательнейшее детство, особенно помню удался мой десятый год жизни. К тому времени император Вацлав благополучно прошляпил свою имперскую корону, а новый император Рупрехт не нашёл ничего умнее чем отменить вольности городов и пройти по проторенным граблям всех германских императоров в Италию. Было забавно наблюдать как он два раза смотался туда, оба раза возвращаясь побитым. После того как слух об этом распространился достаточно широко, воцарилась полная анархия.  Да, к тому времени я прочно обосновался на дорогах Германии, так как уже смекнул, что быть в армейском обозе гораздо безопаснее, чем быть на его пути. Не спрашивай меня о моих родителях, настоящей матерью мне стала дорога. А отцом... отца я обрёл позже, много позже. Это случилось, когда наш... мой отряд разбили, разбили вдребезги. Кто же это был... ах да, новый герцог Вильгельм Штраубингский так нам наподдал, что я бегом бежал от Штраубинга до самого Мюнхена. И только там, на улицах Мюнхена я понял, что второй раз мне так не повезёт. Второй раз из такой передряги живым мне не выйти. И тогда, когда я в отчаянии молился на паперти, отчаявшись более куда-либо идти и что-нибудь делать, Бог послал мне отца Стефана из Ордена братьев Пресвятой Девы Марии с горы Кармель. Да, я до сих пор помню взгляд этого доброго старца, что поднял меня с колен, чувствую теплоту его ладони, что коснулась моего лица. Это был знак, знак, которого я ждал всю свою жизнь, хоть и не догадывался об этом. Я вновь вышел на дорогу, я вновь вернулся  моей матери, но теперь я был не один, я был с отцом, отцом обучающим, отцом наставляющим, отцом-учителем. С ним я научился читать и писать, я слушал его проповеди и внимал им, я видел блеск в его глазах и трепетный огонь охватывал меня, я спрашивал его вечерами и он отвечал мне так, как не ответил бы никто другой. С ним я прошёл не только Баварию, но и Австрию, и Вольные кантоны, и Италию. Помню как в Пизе я так ждал появления обоих пап вместе с многотысячной толпой паломников, но ни Папа Луна, ни папа Григорий XII так и не появились. Хотя, помнится, собравшихся прелатов это не смутило и они объявили обоих пап низложенными, избрав нового Александра V. "В весёлое время мы с тобой живём", - обернулся тогда ко мне с улыбкой отец Стефан. Ещё бы, три папы одновременно, не считая трёх претендентов на императорскую корону, англо-французскую войну, польско-тевтонские распри, а также то, что под Никополем крестоносное воинство Сигизмунда Венгерского порезали язычники-турки, смешно! обхохочешься!  Осталось только ещё 9 пап избрать для круглого счёта. К счастью, Констанцский собор восстановил равновесие, хочется думать. Да Бенедикт XIII не признал его, но зато теперь его в свою очередь не признавал никто, он потерял всех своих сторонников, кроме кучки приверженцев в своём замке в изгнании. А вот новая ересь... Да она может быть опасной. В тот миг, когда для всего Христианского мира забрезжил луч надежды, проклятые пражские еретики могут всё испортить. Дорога вновь позвала меня. Я последовал в Богемию, с благословения отца Стефана, дабы подобно примеру святого Доминика, бороться силой проповеди с зарождающейся ересью. Но когда с пражской ратуши полетели вниз головой католики из городского совета, я счёл за лучшее не слишком задерживаться в этом городе. Понимаешь, всё-таки военное чутьё меня не оставило, даже в рясе монаха я чувствую тот момент, когда пора отступать. Из Праги мне пришлось  делать ноги с великой поспешностью,   вначале на Кутну Гору. А затем, когда я узнал, что в замке   Карлштайн  живёт моя соотечественница, королева Софья, я не мог не испросить у неё аудиенции, чтобы выразить ей своё почтение. Она спросила меня о Баварии, что я её мог ответить: да, её батюшка Иоганн отошёл в мир иной спокойно и умиротворённо, да, её братья Эрнст и Вильгельм теперь правят вместе в Мюнхене, да, они постоянно воюют с кузеном герцогом Генрихом  и кузеном герцогом Людвигом, который в последнее время совсем офранцузился, а всё из-за сестры, которая сейчас правит Францией, да, еще здравствует пятый герцог баварский дядя Иоганн, который  тому же является епископом льежским. И да, все 5 герцогов воюют непрестанно, и воевали даже во время Констанцкого собора. Но все привыкли, ко всему привыкаешь, даже  войне, если есть надежда. И надежда эта здесь, в Карлштайне, и имя ей Сигизмунд. Я не знаю, чем приглянулся её величеству, но она милостиво разрешила мне остаться в замке, дабы я смог заняться изысканиями в архивах замка и вести богословские беседы с ней и с братом Иржи. Чувствую, у Сигизмунда тоже будут на меня виды... На всё воля Божья.
Tags: квэнта
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments